Создавали, открывали и руководят литейной мастерской Иван и Юрий Дубровины. Сын и отец, которые смогли свои мечты и желания воплотить в жизнь. Более 10 лет назад Юрий Викторович работал на заводе ОЦМ.

Юрий занимался техническим литьем, мечтал освоить художественное. И такая возможность представилась. Тогда на площадке завода существовала литейная фирма «Сплав». При ней было решено открыть мастерскую художественного (кабинетного) литья. Юрий Дубровин прошел стажировку во всемирно известном городе Касли у мастеров литейного искусства. Он привозил домой различные предметы художественного литья, чем вызвал огромный интерес у сына Ивана. Так 15-летний парнишка определил свое назначение в жизни — стать ярким представителем этой благородной профессии.

От «перспектив» до первого большого заказа прошло немало времени. 

2001 год. Начинали с малого — арендовали здание, папа занимался литьем, а сын — обработкой и продажей. Все делали на свои деньги. В арсенале ревдинских литейщиков были лишь руки и навыки. Сначала изготовляли маленькие фигурки из бронзы, отливали таблички и гербы. После первых заказов стали закупать оборудование, что увеличило производительность труда. Коллектив из двух человек вырос до десятка мастеров. Иван стал директором фирмы, Юрий Викторович — его партнером и наставником. А литейная мастерская обрела свой бренд — ревдинскую фамилию «Дубровин».

Пять лет Дубровины шли к своему первому большому заказу. От других литейщиков их отличало не только усердие, но и то, сколько души они вкладывали в каждый созданный предмет. Мало отлить фигурку, нужно в нее вдохнуть жизнь. Для этого важна внимательность к деталям. Не многие скульпторы так скрупулезно относятся к лику. Дубровины же всегда стараются сохранить все черты лица, обязательно выводят глаза так, чтобы они смотрели, а не прятались в глубине запатенированной бронзы. Это очень тонкая работа в мелкой пластике, требующая не только терпеливости, а самой настоящей отеческой любви к созданному.

В 2005 году литейной мастерской «Дубровин» удалось выиграть тендер на изготовление памятника Владимиру Высоцкому и Марине Влади. Казалось бы, непопулярная организация, неизвестные литейщики из маленького города Ревда. Кто допустит до такого значимого заказа? Но именно тонкость в мелочах сыграла свою решающую роль. Иван и Юрий Дубровины убедили, что смогут свое мастерство кабинетного литья перенести в городскую скульптуру. И они это сделали. Совместно со скульптором Александром Сильницким изготовили памятник, который был установлен в феврале 2006 года возле торгового центра «Антей».

Id029 01
Id029 02
Id029 03
Id029 04

На открытие памятника Владимиру Высоцкому и Марине Влади приезжали сын певца и поэта Никита, актеры Дмитрий Певцов и ныне покойный Валерий Золотухин, хороший друг Высоцкого. Валерий Сергеевич обошел памятник со всех сторон, внимательно осмотрел и выдал свою личную оценку — произведение получилось легким для восприятия. Этому способствовала величина скульптуры — она выполнена в человеческий рост без явных увеличений — и лиричность образов Владимира и Марины, невероятно точно переданная в деталях.

Памятник Высоцкому и Влади стал визитной карточкой литейной мастерской «Дубровин». Следом за ним последовали еще две работы, которые пользуются популярностью не только среди екатеринбуржцев, но и всех гостей уральской столицы. Вы были на улице Вайнера? Видели скульптуры Артамонова на велосипеде, и влюбленных, сидящих на скамейке? Можете не верить, но это тоже творение ревдинцев! А еще городскую скульптуру Дубровиных вы можете увидеть в «Гринвиче» — собака породы «боксер», сидящая с покупками на скамейке. Удивительное дело, практически у каждого екатеринбуржца, у многих ревдинцев есть фотографии со всеми этими скульптурами, но никто и не догадывается, что они созданы в мастерской Ивана и Юрия Дубровиных.

 В планах Ивана — создать Уральский центр монументального искусства, куда приезжали бы люди со всей России — смотрели, как создаются памятники. Особенно актуально это для студентов-архитекторов: чтобы уже с первого курса они знали, как это делается. Не просто изучали теорию, а могли приехать и вживую пообщаться со скульпторами.